Глава 18. Неожиданная развязка
На следующее утро, открыв глаза и сладко потянувшись, я услышал, как Антон возится с посудой на кухне и почувствовал аромат свежесваренного кофе.
‒ Все, я завязал с алкоголем! – радостно приветствовал меня Антон, разливая ароматный напиток по чашкам, ‒ теперь ничего крепче чая или кофе.

Крепкий, ароматный, терпкий кофе ‒ что может лучше взбодрить ранним утром? С удовольствием отхлебнув свой кофе, я рассказал об информации, которую мне удалось найти.
‒ Не забывай, с кем мы имеем дело, – сказал Антон, – манипуляции с памятью могу сделать и я.
‒ Да, я помню, но а как же язык? Откуда она знает испанский? – спросил я, отхлебнув еще глоточек горячего напитка.
‒ Вот это уже сложнее… – задумчиво произнес Антон. – В теории, если одна из ее прошлых жизней прошла в Испании, то она может выучить язык намного быстрее, но не за две недели точно. Хотя… если использовать артефакт…

Решив придерживаться прежнего плана, я спустился вниз на улицу. Меня ласково встретил теплый морской воздух. Было еще утро и прохожих на улице было немного. Город спал, отдыхая после бурной ночной жизни.

Я спустился к пляжу. Набережная была практически пустой, лишь изредка я пересекался со спортсменами, совершающими утреннюю пробежку. Взглянув на пляж, я увидел нескольких молодых людей, спящих прямо на песке. Центральный пляж Льорет-де-Мар представлял собой залив, заключенный между двумя мысами. На одном из мысов красовался небольшой
средневековый замок. Я читал в Интернете, что «замок на пляже» ‒ резиденция промышленника Нарсиса Плаха ‒ построен в 1935 году, и именно как «резиденция». Много лет администрация запрещала оформить ему свой дом такого типа. Однако человек был настойчив: в скором времени его дом в стиле средневековой крепости, находящийся на возвышенности, стал
одним из символов города.

Я знал, что в Льорет-де-Мар есть большое количество пляжей, разделенных такими мысами, и решил пересечь тот, на котором был расположен замок, чтобы оказаться на соседнем мысе и поискать Оксану там.

Идя по узкой горной тропинке, я слышал звук разбивающихся о скалы морских волн. Изредка в небе надо мной пролетали и пищали чайки. Вскоре я вышел к частному сектору, расположенному на этом мысе. За заборами находились большие частные дома. Большинство из них были в классическом и испанском стиле, немного желтоватого цвета и с коричневыми
крышами. Но иногда встречались и более современные особняки.

Тут я увидел тропинку, ведущую к следующему пляжу. Спускаясь по ступенькам, ведущим вниз, в скором времени я вышел к небольшому, но очень чистому пляжу. Рядом стояла лодочная станция, где были в основном прогулочные катера. Народ только начинал стягиваться на пляж. Я решил расположиться в уютном кафе, находящемся тут же на берегу, выбрав
столик, чтобы мне открывался панорамный вид на весь пляж.

Заказав себе клубничное мороженое, я смотрел на горизонт, где вода плавно переходила в небо, местами даже сливаясь с ним. Блики солнца отражались на гладкой поверхности моря. Наконец, мне принесли мороженое. Уложенное в пирамидку из шариков, украшенное нарезанными половинками крупной и свежей клубники, оно радовало взор и на вкус было про-
сто божественным. Я пребывал в самом безоблачном настроении.

Внезапно я увидел девушку, очень похожую на Оксану, идущую вместе с накачанным кудрявым испанцем. Чуть было не подавившись мороженым от неожиданности, стал пристально следить за ними. Они проходили совсем рядом, и я услышал, что Оксана говорила на чистом испанском. Увидев ее так близко, все сомнения улетучились: та же самая походка, тот
же самый смех.

Я побежал за ними и окликнул ее, но никакой реакции не последовало, она не отреагировала. Тогда я догнал ее и заговорил с ней. Ответом мне были лишь их недоуменные и непонимающие взгляды. Создалось впечатление, что она вообще не знает русский язык.

Поняв, что Оксана меня не узнаёт, и решив не привлекать больше внимания, я извинился и вернулся к своему столику. Глядя, как она ставит зонтик, чтобы лечь в прохладной тени, и достает книжку, чтобы почитать, уже набирал номер Антона.
‒ Я их нашел! – радостно сообщил я ему.
‒ Кого? Пьера с Оксаной?‒ удивленно спросил он.
‒ Нет, только Оксану с тем самым испанцем. Пьера нигде нет.

Узнав название и адрес кафе, Антон попросил не спускать с Оксаны глаз, ждать его, и позвонить, если вдруг объявится Пьер. Ждать пришлось недолго: вскоре Антон, припарковавшись неподалеку, уже сидел со мной за столиком.
‒ А чего ты к ней не подойдешь? – удивленно спросил он.
‒ Уже пытался. Но мало того, что она меня не помнит, так, кажется, даже не понимает русский язык, – ответил я.
‒ Ладно, понаблюдаем за ними, может, объявится Пьер… – ответил Антон, после чего надел большие черные очки и опустил козырек своей кепки, чтобы его сложнее было узнать издалека.

Заказав пиццу «Четыре сыра», мы стали ждать. Вскоре к Оксане и её спутнику присоединилась роскошная брюнетка модельной внешности с явно увеличенной грудью, которую с трудом удерживал купальник.

Одетая в легкий длинный сарафан, полураскрытый в области декольте, Оксанина новая подружка весело болтала о чем-то с ней на иностранном, притягивая к себе взгляды многих мужчин на пляже. Антон тоже был очарован. Не отрывая от незнакомки взгляда, он даже не обратил внимания, что Оксана со своим спутником начали собираться.

Мне пришлось толкнуть его в бок, чтобы мы не упустили возможность проследить за ними. Следуя за их машиной, мы въехали в небольшое загородное элитное поселение, расположенное на вершине горы.
‒ Отлично, здесь тихое спокойное место, нет свидетелей, и я смогу аккуратно восстановить ей память, – сказал Антон, паркуясь возле одного из домов, где остановились Оксана с испанцем.
‒ А ты сможешь? Она ведь не одна, – спросил я у Антона.
‒ Ты ещё сомневаешься? – пренебрежительно фыркнул Антон. – Не забывай, что я уже был в статусе боевого офицера, а значит, нечего бояться простых, пусть даже и спортивных людей.

Выйдя из машины и окликнув парочку, Антон сначала притворился, что выясняет направление, но потом… неожиданно повалил массивного испанца резким ударом руки в солнечное сплетение и тут же переключился на стоявшую рядом Оксану, погрузив ее в состояние шокового гипноза.

Я знал, что для мгновенного наведения гипноза нужен неожиданный шок или удивление. Используя это состояние замешательства, опытный гипнотизер может углубить и направить транс в нужное русло.

Когда я вышел из машины и подошел к ним ближе, то, кажется, настоящая Оксана уже начала приходить в себя, удивленно озираясь по сторонам и не понимая, где она находится. Испуганный испанец, не осознавая происходящего, ошарашенно глядел по сторонам, он хотел было встать, но уловив строгий взгляд Антона, так и остался сидеть на проезжей части возле
дома.
‒ Оксан, ты помнишь меня? ‒ с надеждой спросил я, глядя на потрясённую происходящим девушку.
‒ Максим, ты о чём? Конечно, помню! Мы только вчера вернулись из Парижа. Я помню, как пошла к Антону за приглашением для поступления, но тут в офис ворвались какие-то люди, и вот… я здесь, – хмуря лоб и пытаясь что-то вспомнить, сказала Оксана.
‒ На нее наложили гипнотическую печать, и она не сможет вспомнить, что было за последние две недели. Сломать печать будет трудно и это займет много времени, – осматривая Оксану, произнес Антон.

Я посмотрел на испанца: тот всё ещё сидел на обочине и испуганно озирался по сторонам.
‒ Может, он нам что расскажет? Или, в крайнем случае, ты сотрешь ему память, он же ни в чём не виноват, – сказал я.
‒ К сожалению, он плохо говорит на английском, а испанского я не знаю. Без знания языка мне его в гипноз не ввести, ‒ разочарованно развел руками Антон.
‒ Оксан, ты же говорила на испанском! Скажи ему, что всё в порядке, – попросил я.
‒ Я никогда не умела говорить на испанском! – удивленно ответила Оксана.
‒ Просто попробуй заговорить с ним, ‒ предложил я.
К собственному своему изумлению, Оксана заговорила на чистейшем испанском.
‒ Он спрашивает: «Кто вы и почему я говорю по-русски?» – всё ещё не веря своим возможностям, спросила она.
‒ Спроси его для начала: «Откуда он тебя знает?» – предложил Антон.

По мере того, как Оксана спрашивал испанца, его глаза расширялись от удивления. Он стал ей что-то говорить, отчаянно жестикулируя. Его ответ был крайне экспрессивным, на повышенных тонах, он говорил быстро и много.
‒ Он говорит, что я его жена, и… что я совсем сошла с ума! – удивленно проговорила Оксана.

В этот момент около соседнего дома остановился красный кабриолет, откуда вышла та самая грудастая подружка Оксаны.
‒ Придумай что-нибудь, скажи, например, что мы твои родственники и очень извиняемся за внезапные действия! – соображая на ходу, предложил я.

Пока Оксана пыталась объяснить своему явно недовольному испанскому мужу, что мы от него хотим, к нам приближалась незнакомка, покачивая бедрами.
‒ Наверное, между нами… с моим … мужем всё кончено, он требует развода, чему я очень рада, – ответила Оксана.
‒ И что это за модель «Плейбоя»? – шепотом на ушко спросил я Оксану.
‒ А мне откуда знать?! – сказала Оксана с досадой.
‒ Говорю же: «Насколько помню, я только вчера вернулась из Парижа, а сегодня зашла в офис к Антону, затем кто-то нападает, я закрываю глаза, а когда открываю, я уже здесь с вами».
‒ Тогда скажи ей, что мы твои друзья из России, – предложил я.

Раздосадованный испанец ушел, продолжая размахивать руками и выкрикивать ругательства на местном наречии. А мы остались вчетвером. Подругу «испанской версии» Оксаны звали Марго. Вначале она была удивлена, но потом предложила отметить встречу в одном из местных ресторанчиков. Явно заметив внимание Антона к себе, роковая красотка всячески
заигрывала и флиртовала с ним.

Все вместе мы сели в ее кабриолет, спустившись вниз в горы, выехали из поселения Серра Брава и въехали в город. Пробираясь сквозь плотное движение перегруженных машинами улиц, мы остановились возле уютного ресторанчика без вывески, рядом с которым возвышался большой спортивный комплекс.
‒ Марго говорит, что об этом ресторане знают только местные. Тут лучшая каталонская кухня на всём побережье Коста-Брава, – передала нам слова подружки Оксана.

Все места на летней веранде были заняты. Мы нашли единственный свободный столик внутри помещения, над которым красовался огромный букет белых астр, написанный маслом на холсте.

Заказав салат «по-каталонски» и запеченное в сковороде «мясо от шефа», мы весело болтали. Оказалось, что Марго кроме испанского отлично владеет английским, чем мы и воспользовались, выясняя подробности жизни Оксаны в Испании.
Выяснилось, что Оксана стала супругой местного бизнесмена Хосе Рамиреса всего неделю назад. Марго жила в соседнем доме и была другом семьи Рамирес, членом которой недавно стала и Оксана. «Ничего странного не происходило, да и французов никаких не видела, всё было очень хорошо, пока не появились вы», ‒ подытожила Марго.

Завершая невероятно вкусный обед, мы хотели было попрощаться, но Марго заинтересовалась ожерельем Оксаны. Это был большой красный рубин на золотой цепочке. В этот момент Антон, тоже обратив на него внимание, даже присвистнул от удивления.
‒ Марго говорит, что лучше не ходить с таким по улице ‒ это дорогое ожерелье и его могут украсть, – сказала Оксана, ощупывая свой камень.
‒ Да-да. Она чертовски права! Лучше будет отдать его мне для сохранности! – предложил Антон.
Оксана без каких-либо вопросов сняла с себя амулет и передала его Антону.
‒ Анто-о-он, ты такой бесстрашный! – игриво сказала Марго, – а как долго вы еще будете в Испании?
‒ Наверное, сегодня и уедем... ‒ начал было говорить я, пожимая плечами.
‒ Но можем и задержаться еще на несколько дней, – тут же прервал меня Антон.
‒ Отлично! Я могла бы вам показать город… – чарующе сказала Марго.

Я начинал догадываться, к чему все идет. Девушки, выходя из ресторана, ушли немного вперед, Антон тут же подошел ко мне и братски положил руку на плечо, произнося заговорщическим шепотом:
‒ Слушай, вы могли бы с Оксаной сходить на экскурсию, пока я изучаю город?
‒ Да не вопрос! Вот только ты уверен насчет этой Марго? Мне она кажется немного подозрительной, – также шепотом ответил я.
‒ Вот заодно и проверю. Не волнуйся, все под контролем! – уверенно сказал он.
Высадив нас с Оксаной около городской администрации, Антон с Марго уехал кататься на кабриолете.
‒ Тут рядом должен быть «Музей кошек», а также офис, где можно купить любую экскурсию, – сверяясь с данными в Интернете, сказал я.

Действительно, миновав небольшой парк, мы увидели дверь, над которой висела вывеска с нарисованной кошкой.
Вход в небольшой музей был бесплатным. На полках и стеллажах стояли фигурки котов и кошек различных размеров, пород и окраски: от выполненных в египетском стиле до машущих лапкой ‒ в японском. Даже фарфоровые, раскрашенные под гжель и хохлому. В коллекции были уникальные экспонаты, много раритетов (даже экземпляры конца XVIII века).
Выйдя из музея, мы зашли в расположенный неподалеку офис, где полноватый мужчина в очках дал нам несколько буклетов с экскурсиями.

В большинстве случаев нужно было записываться заранее, но нам повезло, и мы успевали на сегодняшнюю поездку в средневековый замок, где должен будет происходить рыцарский турнир.

Купив билеты, мы пошли на ту же остановку, где нас высадила Марго из своего кабриолета, дожидаясь экскурсионного автобуса. Пока мы ехали в автобусе, я рассказывал Оксане о наших невероятных приключениях на выездных испытаниях, о том, что произошло за две недели ее отсутствия. Услышав, что мы столкнулись с настоящими сверхъестественными возможностями, она от удивления даже открыла рот.

‒ Мне рассказывал Антон, что даже такое можно перенести прошлых жизней, но это бывает крайне редко. Интересно, кем была эта девушка, которую вы встретили на озере? – заинтересованно спросила Оксана.
‒ Не знаю, но мы встретимся с ней на первом курсе обучения, она тоже поступила, – продолжал рассказывать я, пока глаза Оксаны все больше и больше расширялись от удивления. – Кстати, а кем ты сама была в прошлой жизни и что это за артефакт ты нашла в Париже?
‒ Это довольно грустная история, ‒ потупив взгляд, ответила Оксана, – я была средневековой графиней по имени Элизабет, которая занималась магией, пытавшись достигнуть бессмертия. Бессмертие, конечно же, не пришло, но вот артефакт ‒ амулет, который я носила в той жизни, впитал в себя столько боли и страданий, что, по словам Антона, стал хорошим
усилителем для переноса способностей из прошлой жизни в настоящую.
‒ Разве для этого нужны какие-то артефакты? – недоверчиво спросил я.
‒ Быстрый и полноценный перенос способностей, умений и даже физических свойств прошлых воплощений ‒ это как «камень преткновения» у них в академии.

Даже при помощи глубоких гипнотических состояний этот процесс может занять месяцы или даже годы.
‒ Но ведь ты выучила иностранный язык меньше, чем за неделю? – возразил я.
‒ Получается, что да, но я не помню, как это произошло и при чем тут найденный амулет с рубином… – пожала плечами Оксана.
‒ Тот самый, что ты недавно отдала Антону? – догадался я.
‒ Верно, – подмигнула мне Оксана.

Автобус, в котором мы ехали, начал замедлять свой ход, а вскоре припарковался возле громадного средневекового замка.
Гид собрал нас всех возле ворот, ведущих в замок, и раздал билеты. Не успели мы полюбоваться на сказочный закат, как из замка вышли люди, одетые в костюмы средневековых пажей и зажгли факелы, расставленные рядом с входом. Все кругом с интересом переговаривались, предвкушая интересное представление.

Вскоре огромные ворота со скрипом отворились и нас впустили в большой зал, где на троне величественно восседали король с королевой. У их ног суетился маленький карлик в костюме шута. Все желающие могли с ними сфотографироваться.

Затем нас повели в огромный крытый стадион, где, заняв свои места, мы стали ждать начала турнира. За наш стол принесли напитки, а также несколько бутылок вина, деревянную тарелку со свежеиспеченным хлебом и каждому по небольшому цыпленку гриль.

На арену вышли люди в средневековых одеждах, и герольды возвестили, протрубив в трубы, о начале рыцарского турнира.
Я написал Антону сообщение о том, что у нас все нормально, что через три-четыре часа мы с Оксаной вернемся в квартиру и будем готовы к возвращению в Москву. Затем я выключил телефон, чтобы не мешать другим зрителям. После отломил ножку цыпленка и стал смотреть зачарованно, словно оказавшись в эпохе средневековья: воинские состязания, во время которых два всадника, вооруженных копьями, пытались выбить друг друга из седла, а потом, упав с лошадей дрались на мечах, выясняя, кто из них является победителем. В турнир включили и рукопашный бой. Он проводился почти по тем же правилам, что и турнир.

Рыцарь, нанесший своему сопернику три удара, считался победителем. А в это время, недалеко от набережной Льорет-де-
Мар, Антон показывал Марго достопримечательности снятой квартиры. В зале на столе стояли несколько открытых бутылок вина. Марго, рассыпая комплименты, как из рога изобилия, восхищаясь мужественностью и храбростью Антона, подливала ему снова и снова…

Подхватив ее руку, подливающую ему новую порцию вина, Антон стал ее целовать. Его поцелуи поднимались выше и выше… вот он уже дошел до локтя…вот он уже стоит рядом, нежно целуя Марго в шею. Тихонько потрескивали дрова в камине, легкий ветерок порой закрадывался с открытой веранды и шевелил волосы Марго.., играл с подолом ее платья.

Антон обнял девушку, плотно прижал к себе и страстно поцеловал ее в губы. Ему показалось, что голова его затуманивается быстрее, чем от обычного вина. Ему даже почудилось, как что-то твердое уткнулось в живот.
‒ Неужели пистолет? – пронеслась шальная мысль в голове у Антона. ‒ Вдруг это западня? Очень похоже!
Его осенило: он резко схватил и дернул за твердый предмет, так напугавший его. Вместе с предметом дернулась и Марго. Встретившись с Антоном взглядом, она ехидно улыбнулась и оттолкнула его от себя.

Шатаясь от усиливающегося в голове тумана, Антон все же внимательно осмотрел Марго. Сквозь легкую ткань сарафана отчетливо проступали очертания органа, который есть только у мужчин.
‒ Что это? – недоуменно спросил Антон.
‒ То, о чём ты подумал! – громко хохоча, ответила Марго, – ты, наверное, так и не узнал меня?
‒ Извини, не помню, чтобы у меня были друзья-трансвеститы… – сказал Антон, стараясь побороть усиливающийся туман в голове.
Он попробовал сделать шаг, но его тело стало слабым и безвольным, словно наполнившись мокрой ватой.
‒ Ты отравила меня? Знай, что это так просто не оставят! – насколько мог угрожающе произнес Антон.
‒ Нет, в память о нашей дружбе я не буду этого делать! – сказала Марго. Увидев непонимающее выражение лица Антона, произнесла шепотом, – это же я, Пьер, которого ты так искал!
‒ Пьер?! –удивленно вскрикнул Антон, потрясённый всем происходящим. – Но как ты мог измениться так за две недели? Это невозможно!
‒ Всё возможно, друг мой. Возможности человеческого подсознания и тела безграничны. Особенно тогда, когда я смог заполучить юную особу со столь редким талантливым даром переноса, вместе с мощным артефактом из ее прошлого.
‒ Да, это возможно, что Оксана получила способности: знание языков, даже изменение в теле за короткий срок, используя артефакт. Но как ты смог использовать ее способности для себя? – вопрошал Антон.

Марго ‒ в недавнем прошлом – Пьер, вновь расхохоталась.
‒ Ничто не стоит на месте, друг мой! Старейшины во Франции недавно открыли «копирующий транс». Человек, находящийся в этом виде глубокого измененного состояния может копировать состояние другого. Таким образом, работая с вашей подругой, я смог перенести физические качества и из своей прошлой жизни. Изменения происходят невероятно быстро. Меняется гормональный фон, меняются очертания тела. Это было невероятно.
‒ Но зачем? – уже падая на колени от давящего дурмана, спросил Антон.
‒ Откуда тебе знать, каково это ‒ родиться не в своем теле? С самого детства я не принимал свое тело и чувствовал, что оно не мое. Наконец только сейчас я обретаю себя – настоящую!
‒ Поздравляю! Настоящую, да с хреном! – усмехнулся Антон.
‒ Это временно! Процесс уже запущен. Мое тело обретает свою истинную форму с каждой минутой. Я это чувствую. Теперь мне даже Оксана не нужна, чтобы завершить процесс, ‒ Марго приближалась к проваливающемуся в небытие Антону.

«Я заякорил нужное состояние на амулете этой девушки», – это было последним, что услышал Антон, а Марго уже запустила руку в его карман.

Антон попытался сказать что-то ещё, но силы покинули его: тело обмякло и без сознания он рухнул на пол.
В это же время в средневековом замке уже заканчивался турнир, и всех пригласили проследовать в другой зал, где должен был состояться бал. Пройдя с Оксаной в другой зал, мы увидели большую сцену, на которую выходили танцоры и танцовщицы в ярких костюмах: красных, желтых и черных цветов, и исполняли фламенко. Мужчины, танцуя что-то похожее
на чечетку, отбивали бешеный ритм своими ботинками о деревянную сцену. А женщины в разноцветных платьях танцевали вокруг них, развивая свои яркие пышные юбки.

Вскоре танцоры закончили своё представление, а затем предложили всем желающим присоединиться к танцам. Я пригласил Оксану. Ритмичная музыка взбодрила нас и наполнила энергией, но потом… полилась тихая лирическая мелодия.

Я нежно приобнял Оксану, и мы плавно закружились в танце под волшебную мелодию любви. Наши глаза неотрывно смотрели друг на друга, а лица приближались. В какой-то момент она приблизилась настолько, что почувствовал ее дыхание на своем лице.

Я наклонился вперед, и наши губы соприкоснулись в поцелуе. Всем телом я почувствовал взаимную нежность и необычайную легкость. Оторвавшись от ее губ, я взглянул ей в глаза и увидел взгляд, наполненный смущением и теплотой.
Мы возвращались назад на автобусе уже поздней ночью, Оксана положила голову мне на плечо. Я нежно взял ее за руку и сжал у себя в ладони. Так мы и доехали до городской администрации Льорет-де-Мара. Оксана предложила мне вызвать такси, но я помнил, как дойти оттуда до снятых нами апартаментов. Дорога пролегала через небольшой парк и выхо-
дила на набережную с центральным пляжем. Мы решили спуститься с вымощенной камнем набережной, и, сняв обувь, пошли босиком по ещё теплому песку.

Яркая полная луна отражалась серебристой полосой на зеркальной поверхности моря. Пляж был пустым, только вдалеке раздавались веселые голоса гуляющей молодежи.
‒ А давай искупаемся? – игриво посмотрев, сказала Оксана и взяла меня за руку.
‒ Но у меня нет с собой плавок! – запротестовал было я.
‒ И у меня тоже! – подмигнув, сказала она.

Легким движением она быстро скинула с себя платье и побежала в море. Недолго думая, я снял с себя одежду и побежал к ней. Мы игриво плескались, я подхватывал ее на руки и кружил по воде. Когда мы останавливались, то наши губы сплетались в страстном поцелуе. Мы были в полной темноте: лишь луна и ее блики на воде освещали нас.

Внезапно я увидел, как кто-то копошится в наших вещах. Я выбежал на берег. Неопрятно одетый незнакомец увидел меня.
‒ Мне только нужно было немножко денег, – сказал он по-английски и убежал в сторону набережной.

Мне не хотелось портить вечер разборками с бродягой, поэтому я не стал его догонять. Вскоре подошла Оксана, оделась, и мы не спеша пошли в сторону дома.

Придя в квартиру, мы увидели полураздетого Антона, лежащего на полу. Попробовали его разбудить, но он лишь невнятно что-то бормотал. На столе стояло несколько открытых бутылок вина. Решив, что он пьян, я перетащил его на кровать.

На следующий день мы возвращались обратно в Москву. Антон рассказал, что Марго, обманом подсыпавшая ему снотворное, украла амулет. Я предлагал искать ее, но Антон ответил, что, скорее всего, уже слишком поздно и она покинула Испанию.

© Тимофей Сорокин. Ассоциация практического гипноза
Made on
Tilda