Глава 3. Воспоминание прошлой жизни
‒ Интересный феномен в гипнозе, – таинственно продолжил повествование гипнотизёр, – происходит, когда доходим до самых ранних воспоминаний своего детства, а иногда даже вспоминая ощущения из внутриутробного периода. Тогда можно сказать человеку, чтобы шёл ещё дальше, в период до своего рождения. Как думаете, что там можно увидеть?

‒ А зачем вообще вспоминать прошлые жизни? – внезапно спросил кто-то из аудитории.

‒ Очень своевременный вопрос, – кивком головы отметил преподаватель. – Всегда нужна цель, это залог успешной работы гипнотерапевта. Как вы знаете, я ‒ психолог, применяю гипноз отнюдь не для праздного любопытства, а для помощи людям. Психосоматические заболевания, депрессии, фобии, страхи и неуверенность не всегда излечиваются переоценкой
событий раннего детства, когда были получены эти негативные эмоциональные состояния.

Расскажу один такой случай из недавней практики. Ко мне пришёл молодой человек лет двадцати пяти. Он уже много лет занимался единоборствами, ходил как в группы, так и тренировался индивидуально, и всё было хорошо, пока дело не доходило до спарринга. Когда он видел противника, неприятным комком в животе появлялся страх, ноги сразу становились ватными. Все отточенные годами движения пропадали, меняясь на неуклюжие и неповоротливые, тело словно переставало слушаться. Естественно, он проигрывал, и вполне очевидно, что ему было обидно.

Работая с ним, нашли самый ранний травмирующий эмоциональный опыт, связанный с этим холодным ощущением оцепенения в животе. У мальчика до года болел животик. На подсознательном уровне организм связал стресс и боль в области живота. Мальчик рос, но при сильном стрессе каждый раз возникала фантомная боль, с которой он не мог справиться самостоятельно.

Мы убрали эту связку, убрали эмоцию. Поймите, сильная эмоция, словно топливо, подпитывает эти психосоматические, невротические ощущения, давая повод им вновь и вновь проявиться уже во взрослой жизни. Про то, как это убрать буквально за несколько минут, мы поговорим позже.

Так вот, парню стало лучше, но ненамного. Первую неделю он был в восторге, но потом ощущения вернулись. И вновь этот страх, ледяной комок в животе, ватные ноги. На втором сеансе мы шагнули глубже ‒ в события прошлой жизни. Остановились на той, что связана с ощущением в теле.

Песок… Арена… Колизей. Тысячи глаз смотрели на него, а он лежал на арене, из свежей раны в животе текла кровь, медленно утекала сама жизнь, а он смотрел на своего противника, второго гладиатора, который одержал победу. До этого дня он много раз становился победителем, а многотысячная трибуна ревела от восторга, когда он одерживал очередную победу. Но пришла и его очередь оказаться лежащим на песке, залитом кровью.

Разрядка эмоции, она же абреакция, плюс смена ощущений с предсмертных на ощущения ликования от побед в те дни, когда они были. Что вы думаете?! Результат превзошёл ожидания: вместо страха парень научился входить в оптимальное
боевое состояние на все сто процентов. Быть может, он не стал чемпионом мира, но на любительских соревнованиях добился высоких результатов.

У нас не было цели учить его боевому трансу. Иногда качества, которые были в прошлой жизни, проявляются сами собой после воспоминания предыдущего воплощения. Кто-то открывает в себе творческие способности, кто-то обретает смелость и уверенность. Моя же цель, как психолога, решить задачу клиента, избавить его от психосоматики, фобий, страхов и депрессий. Это могут быть заикание или аллергия, кожные заболевания, панические атаки, негативные установки и ограничивающие убеждения, которые мешают человеку жить полной жизнью, испытывать радость и счастье, дышать полной грудью и кайфовать от жизни. И техника погружения в прошлую жизнь может помочь решить эти задачи.
Сделав небольшую паузу, убедившись, что новых вопросов нет, гипнотизёр продолжил:

‒ Итак, прекрасная особа, – сказал он, обращаясь к сидящей на кресле Оксане, – готовы ли Вы к нашему волшебному путешествию?

Девушка утвердительно кивнула, на щеках появился нежный румянец.

‒ Часто записываются на сеанс прошлой жизни, чтобы узнать своё предназначение и предрасположенность, а также сильные стороны, ‒ сказав это, гипнотизёр приступил к демонстрации.

Он попросил Оксану сесть удобно и не отводить взгляд. Он очень пристально всматривался в девушку, а она в него, так продолжалось некоторое время, пока гипнотизёр не сказал:

‒ Человек, однажды погружённый в гипноз, может вновь войти в это состояние очень быстро и так же глубоко, как и в предыдущий раз.

Казалось, что уже после этих слов что-то в глазах Оксаны начало меняться, затем было какое-то резкое неуловимое движение, к которому я не был готов, и команда «Спать!». Легко и аккуратно покачивая обмякшую голову девушки из стороны в сторону, гипнотизёр говорил о расслаблении, о глубоком погружении в бездну подсознания, после чего приказал переместиться в одно из самых ранних событий её жизни.

То, что увидела Оксана, отвечая на вопросы, заставило нас затаить дыхание. Она видела то время, когда ей был годик, она только училась ходить, делала первые шаги навстречу маме, но та предательски отходила назад, заставляя малышку пытаться сделать очередной шаг. Ощущение обиды нарастало, в какой-то момент она села на пол и начала хныкать. Но гипнотизёр не дал ей долго пребывать в этом состоянии, дал установку сначала перейти в период жизни, когда она ещё была в животе у мамы, а затем в состояние до её зачатия.

Девушка увидела тоннель, чёрный длинный тоннель, ощущения тела полностью отсутствовали, было лишь состояние потока, движения в сторону яркого белого света в конце путешествия.

Гипнотерапевт ускорял движение, и с каждым щелчком его пальцев девушка была всё ближе и ближе к этому свету, который, по её словам, в какой-то момент уже просто ослеплял, занимая всё пространство. Всё стало белым, как молоко и ярким, как свет дальних фар несущейся ночью встречной машины. Ещё толчок. Свет уже остаётся позади, освещает то пространство, где она оказалась. Голос гипнотизёра более не воспринимался словами со стороны, скорее, он был похож на внутренний позыв к действию.

Поддавшись этому призыву, Оксана посмотрела по сторонам и поняла, что это солнечный яркий день, она стоит в горах, в руках лук, рядом колчан со стрелами. Прямо над головой высоко в небе парил орёл, высматривая добычу.

Взглянув на одежду, на грубые крепкие руки, пришло ощущение, что она ‒ это он. Мужчина, воин. Насколько же необычным было ощущение провести рукой по щетинистому подбородку!

Откуда-то издалека раздался щелчок пальцами и возникла уже другая сцена. Уютный домик, тепло от печки, рядом жена и озорной мальчуган ‒ сын. Как необычно провести ладонью по его чёрным вьющимся кудрям, посмотреть на жену, которая месит тесто, собираясь что-то стряпать, и тоже улыбается.

Снова щелчок и – новая сцена. Сосредоточенность, внимательность ощущаются каждой мышцей. Тело напряжено, как тетива лука, которую он сейчас натягивает, прицеливаясь. Все необычайно чётко. Ещё секунда и стремительно летящая стрела пронзит горло грациозного оленя, который упадёт замертво.

Внезапно всё стало видеться как-то сверху, отстранённо. Лес, охотник. Ощущение полёта. Вот внизу уже лишь неясные, едва различимые очертания леса, реки. Не хочется уходить, не хочется расставаться, ведь так много ещё интересного осталось там…

Щелчок, и Оксана открывает глаза. Тишина. Все смотрят на неё внимательно, кто-то снимает происходящее на камеру телефона.

‒ Как ты себя чувствуешь? ‒ заботливо, по-отцовски, спросил преподаватель и протянул девушке влажную салфетку.
‒ Хорошо, классно! ‒ ответила Оксана, вытирая непонятно откуда взявшиеся на лице слезы. Но через секунду-две она начала как-то странно осматривать всё вокруг: помещение, людей, стала усиленно моргать.
‒ Вот только… ‒ растерянно, с волнением в голосе, произнесла она.

Преподаватель тоже заволновался, все насторожились. Оксана продолжала усиленно моргать слезящимися глазами, весь её вид говорил об обеспокоенности ситуацией. Преподаватель не на шутку испугался. Наверное, он не был готов к такому повороту. Студенты стали перешёптываться.

‒ Всё стало размытым, вижу очень плохо, ‒ с досадой в голосе, почти плача, сказала Оксана. – Лучше пойду умоюсь.

Видно было, что никто такого не ожидал. Преподаватель вышел с Оксаной за дверь проводить её. Игорь от волнения вскочил и встал в дверях. Вытянув шею, он старался рассмотреть происходящее. Буквально через минуту с выражением облегчения на лице вернулся преподаватель, попросил Игоря и всех остальных сесть на свои места. Несколько минут спустя в аудиторию зашла Оксана. Её лицо лучилось от счастья.

‒ Смотри-ка, цвет глаз стал другим, ‒ услышал я шёпот двух женщин, сидящих неподалёку.

До этого у Оксаны были необычайно яркие голубые глаза, но сейчас она была слишком далеко, чтобы я мог рассмотреть новый цвет. То, что они казались темнее и уже не были такими яркими, это точно. Оксана подошла и встала возле кресла, преподаватель сидел рядом на стуле, скрестив руки на груди. Она подняла левую руку с я чем-то ярким на ладони и, улыбаясь, произнесла:
‒ Линзы. Раньше я всегда носила их, так как видела очень плохо. А сейчас вот вижу хорошо без линз, ‒ казалось, она была готова прыгать и визжать от радости.

Напряжение сменилось облегчением. Раздались аплодисменты. Гипнотизёр жестом попросил Оксану сесть на место.
‒ Да, да, да! ‒ с радостью, сжав кулаки, тихонько сказала она.
‒ Что ж, сейчас по плану мы поговорим о разных видах гипноза, а после обеденного перерыва вернёмся к демонстрациям, – как ни в чём ни бывало продолжил гипнотизёр.

По перешёптыванию было понятно, что многим не терпится поскорее очутиться в кресле, стоящем посреди полукруга из стульев и ощутить силу гипноза. Время летело. Обед. Я узнал, что есть разные виды гипноза: классический, регрессивный, эстрадный, эриксоновский, даже мгновенный и ещё много других. Оказывается, есть современные авторские наработки и
методики, каждая из которых подходит к решению той или иной психологической задачи, улучшая результат. Чем больше методик знаешь, тем лучше решаешь задачи при помощи гипноза.

Лекция была интересной, но я обратил внимание, что Оксана, на которую я изредка посматривал, начала становиться все грустнее и грустнее. Ликование исчезло. Казалось, она вновь готова расплакаться.

Начался обеденный перерыв. Несколько женщин необычайно резво стартовали к выходу, и сразу заняли кофемашину, которая стояла на столе. Там же лежало целое ассорти из печенья, шоколадок и пряников, которыми можно было перекусить на скорую руку. Я заметил, что Оксана подбежала к преподавателю, который тоже намеревался выйти, и остановила его.
Встал неподалеку. Не слишком близко, чтобы не подумали, что подслушиваю чужой разговор, но и не далеко, чтобы не пропустить ничего важного. Я усердно делал вид, что перелистываю записи.

© Тимофей Сорокин. Ассоциация практического гипноза
Made on
Tilda